Партизанская поляна

Дальняя череда высоких гор с иссиня-черным покрывалом лесов, четко обозначила границу декабрьского снега. Только белыми проборами в массиве леса просматривались старые просеки. Уже плотно лег снег на вершины Большого Тхача, хребта Пшекиш, Тыбгино-Чугушского и Фишт-Оштеновского горных узлов. А в долине реки Белой по-прежнему солнечно, уютно и тепло.

Закончился торжественный праздник смены времен года, отгорел, отполыхал золотой огонь осени, щедро осыпал «золотыми червонцами» леса и горы, посеребрил седым пеплом суровые вершины гор и пахнул на горные селения сырой влагой и ароматом первого снега.

Горы Адыгеи, тщательно умывшись осенними дождями, как после хорошей бани, закутались в совершенно чистые, крахмальной свежести, белые «бурки» снегов. Их седоглавые вершины утонули в сверкающей белизне пушистых папах из свежего снега.

Куда ни посмотри, во всю ширь горизонта стоят белые стены высоких гор. Побеленные первым снегом, они, как первые вестники зимы, как хо¬лодные айсберги на морской глади, источают свежесть и прохладу.

Они дают нашему городу чистый горный воздух и аромат северных просторов. Они каждое утро наполняют широкие и прямые улицы города Майкопа особой свежестью и прохладой воздуха, который прошел сквозь очистительные фильтры заповедных кавказских пихт. Воздух Майкопа особенный. В летнее время его вкус пряный, густой, настоянный на цветущих альпийских лугах, а в зимнее время к ледяной свежести горного воздуха прибавляется смолистый аромат хвои.

Вдруг нам нестерпимо захотелось прикоснуться ладошками к обжигающей прохладе первого снега. Постоять у края лесов, откуда начинаются высокие снеговые горы. Мы вспомнили о новой построенной асфальтированной дороге в горы. Дороге Майкоп — Гузерипль — Партизанская поляна. Не долго собираясь, взяв с собой необходимое, отправились в путь на легковом автомобиле в страну высоких гор.

Узкая асфальтная змейка дороги, минуя Хаджохский и Большой гранитный каньоны, привела нас в Гузерипль. В Гузерипле отрылся вид на заснеженную вершину Тыбги и скальный пояс хребта Каменное Море. Чем больше мы углублялись в долину реки Желобной, тем чаще останавливались, ошеломленные открывающимися панорамами горных гигантов.

Поднявшись на очередной серпантин дороги, мы остановились в оцепенении от открывшейся перед нами грандиозной картины заснеженных гор. Перед нами открылся ошеломляющий вид на самые высокие горы Адыгеи. Это трехтысячники Тыбга, Джемарук и Чугуш. К ним примыкали вершины Атамажи и Абаго.

Своим грозным скально-снежным видом они похожи на вершины Центрального Кавказа. Да поистине новая дорога — это самая живописная дорога Адыгеи. Зачарованные и ошеломленные красотой громадных гор мы, как под гипнозом, стояли и смотрели на эту потрясающую картину.

От увиденной красоты где-то глубоко внутри у меня начал разгораться огонек радости, заиграли от восхищения серебряные струны души, закололи искры восторга мое сердце, так истосковавшееся по изысканной красоте гор. Вокруг меня также сияли в улыбках лица моих товарищей. Я уверен, что такая красота гор никого не может оставить равнодушным.
Наступило чудесное время года. В горы пришли первые снегопады. И словно читая наши мысли, матушка-природа стала просеивать на нас с высоких снежных облаков сотни нежных и пушистых снежинок. Каждая снежинка — это легкое дыхание зимы. Эти белые узорчатые цветы цветут только в небе. Их тончайшие, как лебединый пух, лепестки, соединившись между собой, создают на земле легкое воздушное соцветие.

Но вот и Партизанская поляна. На ней приютилась горнолыжная база с одноименным названием и большое озеро. Уютные домики базы нас встретили теплом жарко натопленных печей. Но нас тянуло в горы, к задымленным снегопадом скальным отвесам Каменного Моря. А с неба, словно белые пушистые шарики, все падали и падали крупные хлопья снега, покрывая легким белым пухом альпийскую поляну.

Кажется, уже не осталось в горах ни одного кусочка леса, не тронутого белизной первого снега. А снег все шел и шел. Первый снег всегда приносит в горы праздник, радость и обновление. Я с удовольствием брожу по первым нежным кружевам. Подставляю свои ладони и лицо на просеивающиеся с неба воздушные цветы.

Первый снег. Я только теперь понял, как я по нему скучал и ждал это кружащееся безмятежное чудо. Первый снег плавно в млечном тумане кружит и кружит, покрывает крупными хлопьями все вокруг. Создает ту сказочную чистую белизну и воздушность в природе, сравнимую лишь с легким и нежным лебяжьим пухом.

Первый снег так же желанен и дорог сердцу моему, как первый цвет алычи или абрикоса, как первый созревший на грунте сочный, упругий, в капельках утренней росы, огурец. Я всегда восторгаюсь пробуждению природы, рождающемуся новому дню и его удивительным творениям, будь то зима, лето, весна или осень.

Первый снег, как первый золотой листочек на березе осенью, всегда волнует, будоражит воображение, отвлекает от дел и приглашает хоть на минуту остановиться, удивиться, полюбоваться красотой, согреть душу и получить короткий миг прилива радости и счастья в этой быстротечной земной жизни.

Снег прекратился. Стало тихо в горах. В разрывах кучерявых облаков показало свои голубые глазки небо, значит погода улучшается. Я поднялся вверх по горнолыжному склону. Скоро здесь, когда ляжет плотный снег, заскользят лыжники. Заполнится веселым гомоном туристов Партизанская поляна. Оживет еще один туристский центр фирмы «Энэктур».

С освоением Партизанской поляны, южных отрогов хребта Каменное Море, горы Гузерипль и горы Оштен связано развитие горнолыжного центра «Оштен» в Республике Адыгея. Уже сегодня сюда подведена высоковольтная линия электропередач и современная асфальтированная автотрасса. Ожила и заработала горнолыжная база. Она несколько лет была отрезана от цивилизации сошедшим с гор селевым потоком. На встречу Нового года в горах на горнолыжной турбазе уже забронированы все места размещения туристов. В недалеком будущем здесь разовьется крупнейший в Адыгее горнолыжный курорт.

Выше горнолыжного склона, почти под самой скалой Нагой-Кош, среди хаотически разбросанных камней росли кусты черники, черной смородины, малины, лавровишни и можжевельника. Мы с трудом поднялись почти на 2000 метров над уровнем моря. Отобрав самые молодые побеги, с тугими налитыми природной силой почками, я начал комплектовать зимний состав горного чая. Чтобы мои попутчики смогли на дымном костре заварить и настоять целебный напиток горцев и, испив его, почувствовать настоящий божественный аромат и вкус альпийских лугов и горного леса.

Здесь, высоко под отвесными доломитовыми скалами Нагой-Коша, только что отбушевала настоящая метель. Все вокруг в глубоких сугробах. Кавказская метель она особенная, с сильным ветром. Она срывает снег в одном месте и в считанные секунды переносит его в другое, плотно заполняет и утрамбовывает карстовые воронки. В метель в горах все сливается в одно белое бушующее пространство.

А если случится метель из снежной крупы и мелких льдинок, что часто бывает на Кавказе от повышенной влажности воздуха, то такая метель, как наждачная бумага, полирует скалы, до земли срезает снежный покров на возвышенностях и хребтиках, вставших на ее пути.

Но там внизу на Партизанской поляне, в тиши пихтового леса, не страшны метели. Там деревья, как снежные столбы, стоят окутанные белой кружевной пряжей. Здесь, под отвесными стенами Нагой-Коша открывается панорама гор во всю ширь. Они в снегу кажутся такими грозными и непреступными, как горы Памира. Под ними раскинулись посеребренные первым снегом узкие темно-зеленые цепочки хребтов Скаженного, Буйного, Подковного.
Пока любовались панорамой гор, выглянуло солнце. Вмиг засияло, засветилось и засверкало все вокруг. Залило солнечным искрящимся блеском Партизанскую поляну. На солнечной выгревной стороне оплавленный снег скатился с широких лап пихт. Лишь кое-где на самых кончиках длинных игл развесил тонкие капли — хрустальные сосульки. Они, словно алмазные подвески, чуть тронь, и зазвенят тихим мелодичным звоном.

Первый снег в горах Кавказа не бывает прочным. Лишь только прорвется с небес первый горячий луч солнца и коснется первого снега, как застучит по пружинистым веткам пихт легкая капель. Первый снег, как мимолетное мгновенье, прилетел, удивил, тихо и незаметно ушел белым туманом, как будто бы и ничего не было.

А в тени леса чувствуется легкий морозец. Просачивающиеся сквозь пихтовые лапы солнечные лучи творят чудо. Они зажигают тончайшую алмазную россыпь, сотканную в белую вуаль из нежных снежинок. Здесь, в тени пихт, еще сохранилась изысканная тонкая работа нежного снега и легкого мороза. Они смогли навесить на пихты кружевные накидки из тончайшего белого шелка.

Да, нам сегодня выпало счастье увидеть первый снег и настоящую зимнюю сказку гор, незабываемое и неповторимое чудо света. Это зимняя симфония, высокая, талантливая и божественная поэзия гор, выраженная в тончайших кристалликах, снежных кружевах и воздушном пухе. Она, переполненная южным сиянием, находит отражение в наших сердцах.
Подрумяненные ярким солнечным светом, спускаемся к озеру. Оно притаилось на отроге Нагой-Коша в живописном окружении пихт и широколиственных кленов. Его чистая голубая вода в малахитовой оправе хвойных лесов на фоне белого бархата снегов смотрится как драгоценный лазоревый минерал. Синь неба и синь воды сливаются в единое целое, отражая зубчатые контуры высоких снеговых гор.

Отсюда не хочется уходить. Душа поет, ненасытно впитывает и впитывает в себя этот божественный дар, дарованный нам природой. Эту неземную красоту, словно хочет надолго сохранить в памяти восхитительное состояние чуда.

Уже вечерело. Снежные горы зажглись золотым огнем в лучах закатного солнца. На острых, как клинок черкеса, скалах хребта Каменное Море трепещут снежные флаги. Горы прощаются с нами и они, как радушные горцы, напоследок решили удивить нас. Раскинули полотнища из блестящего белого щелка, обнажили в скользящих лучах солнца несущуюся в вихре алмазную пыль, салютуя и призывая нас снова прийти в гости, в сказку настоящей кавказской зимы.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.